Костя и Мышь

Кинофестивали

В 1972 году в Нью-Йорке была опубликована антология пяти молодых поэтов из Санкт Питербурга. 
Двое из пяти, Константин Кузьминский и Иосиф Бродский, вскоре покинули Советский Союз и оказались в Нью-Йорке. 
Иосиф Бродский стал всемирно знаменит, был награжден Нобелевской премией в 1987 году и умер от инфаркта девять лет спустя. 
Подобная судьба миновала Константина Кузьминского. 
L'Enfant terrible русской артистической богемы живет в ветхом деревянном доме за железнодорожным шлагбаумом в крошечной деревушке на берегу Делавэра на севере штата Нью-Йорк. 
Его свобода так же абсолютна, как и его преданность искусству.
В его доме живут книги, картины, антикварные мечи и кинжалы, коты и собаки. 
И стихи. 
И жена, Эмма, по прозвищу Мышь.

Андрей Загданский и Константин Кузьминский у портрета Василия Ситникова, написанного Владимиром Некрасовым на дверях гаража в доме Кузьминского. Лордвиль, Нью-Йорк, июль 2001 года.

*Ретроспектива фильмов Андрея Загданского, Одесса, июль 2016.

*Ретроспектива фильмов Андрея Загданского в рамках кинофестиваля DocuDays UA, Киев, март 2014

* XVIII Фестиваль документального кино «Россия» Екатеринбург, 2007

* XXIХ Московский международный кинофестиваль, Москва, 2007

* Правозащитный кинофестиваль «Сталкер», 
Диплом жюри, Москва, 2006

* Международный фестиваль документального кино «Флаэртиана»
Пермь, 2006

* Фестиваль действительного кино, Москва, 2008

Kostya and Mouse (2006) on IMDb
Пресса

Андрей Загданский […] доверился герою, как бы растворившись в абсолютной свободе и самозабвенной любви к искусству самого Кузьминского. Автору хватило профессиональной мудрости позволить герою быть немножко сорежиссером картины, отчего последняя только выиграла. Чередуя наблюдение, хронику и интервью, Загданский нашел монтажно точный баланс между играющим самого себя Кузьминским и собственным рассказом об этом необыкновенном человеке — ярком и уникальном явлении российского авангарда. Как и многие другие, уехав в Америку, бескорыстный жрец искусства не снискал ни денег, ни такой привлекательной для многих медийной славы, зато остался самим собой.

Зоя Кошелева «Искусство кино»

… «Костя и Мышь» […] демонстрирует тонкое понимание «предмета». Каковым выступает здесь поэт Константин Кузьминский -- наследник русского авангарда, экстравагантное украшение ленинградской поэтической плеяды шестидесятых, а ныне составитель знаменитой антологии русской поэзии, седой Пан, чья американская хижина, живо напоминающая дом кума Тыквы, открыта гостям и ветрам. С ним всегда его жена Эмма, по-домашнему Мышь, с видеокамерой в руках. Наличие этого второго взгляда на Кузьминского -- и в бесхитростном хоум-видео Мыши, и в ее умном рассказе про Костю -- обеспечивает объем повествованию, с книжным изяществом поделенному на главки.

Очевидно, что слово для Кузьминского является одним из инструментов, пригодных для главного занятия его жизни -- театрализации этой жизни всеми доступными методами, превращения себя в персонаж как верного способа самосохранения.. Камера режиссера Загданского с ним как бы заодно, но без оголтелости и подобострастия. Получив максимально интимный во всех смыслах доступ к телу, автор умеет верно этим доступом распоряжаться и держать непедалируемую дистанцию, что ценно.

Дмитрий Савельев «Время»

"...легенда питерского авангарда навечно остался живым и невредимым в фильме блистатетельного режиссера-документалиста Андрея Загданского "Костя и Мышь."...
В начале двухтысячных Андрей снимал этот фильм наездами и потом бесконечно долго монтировал. Усилия его были потрачены не зря: "Костя и Мышь" - истинный шедевра в жанре художестевенной документалистики."

Соня Тучинская "Панорама" Сан-Франциско

"Костя и Мышь" Андрея Загданского стоял в подборке последним и по хронометражу был самым длинным - 64 минуты. Меньше всего можно было бы ожидать потрясения именно от него - но впечатление, которое я получил, иначе не охарактеризуешь. Герой фильма - Константин Кузьминский. В антологии "Пять поэтов" он стоит в одном ряду с Бродским, Кушнером, Горбовским и Соснорой. Фильм состоит из 33 микро-сюжетов, некоторые из них развернутые, другие представляют собой почти импрессионистические зарисовки. Уродливый пузатый бородач, очевидный алкоголик, поначалу производит впечатления существа еще менее вменяемого, чем Мамонов. Только постепенно становится понятно, что этот образ он выстраивал всю жизнь, следуя, иногда слишком буквально, в ущерб здоровью и комфорту, заветам авангардистов начала 20 века. В безумных одеждах он читает безумные стихи, состоящие то из слов несуществующего языка, то из обычных русских или английских, но не связанных грамматически, а выстраивающихся в определенный семантический ряд, и делает все это, перевоплощаясь в каких-то немыслимых персонажей, превращая свою жизнь в непрерывный костюмированный перформанс. Когда он говорит, что в 1975 году в Ленинграде гэбэшники-каратисты отбили ему селезенку, а учитывая, что как раз тогда молодой Вова Путин начинал заниматься спортом, весьма вероятно, что именно он со своим "сенсеем" лишил поэта здоровья - это воспринимается как плоская шутка на потребу (благо Кузьминский живет в деревушке штата Нью-Йорк), но поскольку рассказывает он это, лежа с распоротым животом (и это не спецэффект), то даже с учетом, что рассказ звучит 30 с лишним лет спустя, он производит сильное впечатление. Так же как и повествование персонажа об "Оське Бродском" и прочих "фигурантах", в силу жесткости которых эти высказывания никто не спешит публиковать. Так, по крайней мере, говорит жена и многолетняя подруга поэта. Ее образ, почти до самого конца фильма остающийся в тени яркого фриковатого главного героя - отдельная тема: после недолого романа в молодости они расстались, Кузьминский завел семью и ребенка, та ждала его семь лет, затем вместе с ним эмигрировала, скиталась уже по Америке, терпела его запои, зарабатывала, когда поэт не получал ничего, и по сей день продолжает быть его секретарем, историографом и, как бы это старомодно не звучало, музой - при том что на протяжении всего фильма и даже в его заглавии она фигурирует как Мышь и только из финальных титров можно узнать ее настоящее имя - Эмма.


Слава Шадронов LiveJornal 

Съемочная группа 

Концепция, режиссура и монтаж Андрей Загданский

Oператоры:
Евгений Смирнов,
Игорь Чепусов,
Андрей Загданский

Композитор Александр Гольдштейн

Продюсер Андрей Загданский

65 минут 
© 2006 - 2007 AZ Films LLC

       

Можно писать нам:
info@azfilms.us

Или же можно написать Андрею:
andrei@azfilms.us

Еще одна возможность:

1.201.947.7755 10am - 5pm EST 

Пожалуйста, никогда не посылайте нам никаких материалов, если у нас не было с вами предварительной договоренности.

Спасибо.