Чернобыльский проект

26 апреля 1986 года в 01 час 23 минуты по московскому времени взорвался четвертый реактор Чернобыльской атомной электростанции. В последующие дни около 200 тысяч человек были эвакуированы с территории радиусом 30 километров. Эта тридцатикилометровая зона получила название Зоны Обязательного отселения, или просто Зоны.

Время и место.

Зона состоит из лесов, полей, рек,  города-призрака Припять,  десятка безлюдных деревень, безликого провинциального городка Чернобыль, давшего свое имя трагедии и самой бездействующей атомной станции.
По соглашению с Европейским Союзом станция была остановлена в 2000 году.
Все, что зрителю предстоит увидеть в фильме, будет снято в Зоне в течение одного года от весны до весны.

 Зачем еще один фильм о Чернобыле?

О Чернобыле  уже сделано множество фильмов.
О трагедии тысяч и тысяч людей, о масштабе катастрофы и о ее последствиях.
Вероятно, только теперь, спустя двадцать пять с лишним лет, пришло время для совсем другого фильма.
«Chernobyl: Paradise Regained» о том, как человек уходит, и как природа заполняет остающуюся «пустоту». О том,  что ДНК человека, который когда-то жил в доме и ДНК сорняка, который вырастет во дворе брошенного дома, на весах эволюции одинакового цены.
Человек сделал и продолжает делать все, чтобы перевесить  весы эволюции в свою пользу.
В Зоне эти весы возвращаются к равновесию. 
Человек потерпел поражение.
«Chernobyl: Paradise Regained» предлагает зрителю установить собственную эмоциональную связь с Зоной, где человечество примеряет свое возможное будущее.

Поезд

Первый кадр фильма снят с низко летящего вертолета.
Вечернее солнце, леса, поля с несколькими дикими лошадьми,
затем бесконечная вереница столбов электропередачи,
потом канал с бетонной набережной,
потом серый корпус саркофага на четвертом реакторе,
потом мы летим над городом, поздний вечер, но в городе нет огней,
потом сверкающая полоса реки и несколько полузатонувших кораблей
и затем, уходящий от нас, убегающий поезд.
И гроход  колес разрывает абсолютную тишину.
В поезде – люди.
Спят, читают, мечтают, смотрят в окно.
Даже бездействующая атомная станция нуждается в постоянном обсуживании.
В поезде те, кто уже отработал свою смену на станции.
Поезд отрывется от нас и мы парим над пространством, где скоро не останется людей.

Обитатели

В Зоне живут люди. Несмотря на правительственные приказы и очевидный здравый смысл они либо предпочли остаться жить в своих домах, либо вернулись после массовой принудительной эвакуации.
Они по-крестьянски цепко привязаны к этой бедной земле, окруженной болотами.
Их не смущает ни радиактивная зараженность местности, ни отсутствие социальных услуг, ни одиночество. Двадцать лет назад их насчитывалось в зоне около полуторы тысяч.
Сейчас не более трехсот.

Главные персонажи.

Среди этих трехсот – семидесятилетние Иван Васильевич и Евдокия Игнатьевна Фещенко, единственные жители села Лубянка.
С ними - кот, две коровы и лошадь.
Возле их дома еще со времен аварии стоит забытый гигантский экскаватор, с огромной вытянутой в небо стрелой и ржавым ковшом.
Крестьянский уклад Ивана и Евдокии все тот же, как и до аварии, хлопоты по хозяйству, подоить корову, посадить картошку, собрать картошку, заготовить сено для коровы на зиму.
Рутина  крестьянской жизни Ивана и Евдокии - от зимы к осени - станет временным стержнем фильма. Большие и малые проишествия в их жизни станут эпизодами фильма.
Их дни рождения, праздники - Пасха и Рождество.Их одиночество. И их тишина.
Мир Ивана и Евдокии немногословен. За  долгие годы все переговорено.
Маленькие события: раз в месяц почтальон  с пенсией. Автолавка с хлебом – раз в в две недели.
Приезд детей, а дети живут в Киеве – праздник, один из эмоциональных пиков фильма.
Прощание с детьми – драма.
Когда Ивана и  Евдокии не станет, на этой земле никто не  будет  сажать картошку и  доить корову.
Немногословные, состарившиеся Адам и Ева во времени, движущемся вспять.

Окружающая среда.

 Их дом – единственный жилой во всей деревне. Все остальные в деревне Любянка, как и во всех остальных деревнях зоны – заброшены и неуклонно растворяются в природе, как опустившиеся на дно корабли. ( Самые радиоционно зараженные деревни были снесены )
Дороги сужаются – на обочины  выходят крошащие асфальт ели.
Дворы домов за двадцать с лишним лет заросли непроходимым кустарником, крыши домов провалены, во многих избах живут лисицы, енотовидные собаки, куницы.
Путешествие сквозь эти исчезающие в природе деревни не выглядит уже так трагично, как это было в первые месяцы после аварии.
То, что было трагедией в 1986, равнодушная природа перерабатывает в прошлое,   куда менее отчетливое, размытое, почти эллегическое.
Типовой советский памятник солдату-освободителю с развалившимся автоматом и слоями серебрянной краски, опадающей как чешуя.
Зеленая табличка сберкассы на ободранном покосившемся доме.
Деревянный столб, и дверь на стальных петлях – все что осталось от ворот.
Горбатое деревенское кладбище, с крестами, украшенными поникшими рушниками и цветными гирляндами.
Большинство деревянных церквей в Зоне сгорело во время пожаров в 90-е годы.
Одна устояла - Архистратига Михаила - в деревне Красне. Построенная в 1800 году, церковь стоит незаколоченная и разграбленная.  Сохранилась лишь роспись Христа на куполе церкви и покореженная люстра.
Перед алтарем с пустыми глазницами на месте украденых икон – записки с поминаниями.
В самой цервки – чисто.
На колокольне живут совы и ночами они бесшумно парят вокруг церкви в поисках добычи.

Персонажи второго плана:

Священник

До аварии  на территории  Зоны стояло около десятка церквей.
Теперь осталась одна действующая церковь – в самом Чернобыле. Батюшка приезжает, в зоне не живет. Служит по праздникам. Причащает. И, конечно же, отпевает покойников.  

Почтальон

 В зоне действует почта и есть почтальон, которые развозит пенсию тем, кто живет в разбросанных по всей зоне деревнях.

Водитель-продавец торговой лавки.

По зоне разъезжает автолавка, с самыми необходимыми продуктами – хлеб, масло, сахар. Водитель-продавец автолавки еще один возможный персонаж второго плана.

Хасиды

В начале 18 века в Чернобыле, где когда-то было много евреев, жили основатели Чернобыльской династии в Хасидизме.
В городке сохранились две могилы цадиков.
Больше похожие на гараж в деревне – кирпичная кладка и стальная дверь охраняют могилы от потенциальных вандалов – они являются точкой притяжения для хасидов, которые совершают паломничество на могилы цадиков в Украине.
Когда в городе никто не живет и ничего не происходит, приезд хасидов событие. После молитв стальная дверь закрывается опять на год.

Временная капсула

 В Зоне, в километрах десяти от атомной станции стоит невероятная по своим размерам станция космического слежения, которая больше всего похожа на решетку электрического гриля размером с многоэтажный дом.
Решетка покрыта ржавчиной, военные давно оставили этот когда-то сверхсекретный объект времен холодной войны.

Дикая природа

Через десяток лет в зоне не останется людей, но останутся волки, кабаны, лоси и олени, косули и лисицы, совы и журавли.
И жизнь зверей проходит через тот же самый временной цикл, что и жизнь Ивана и Евдокии: весна, лето, осень, зима.
Летом волки охотятся в одиночку, зимой сбиваются в стаи и охота на кабанов и косуль становится главным способом выживания.
Весной у вожаков стаи появляется потомство.
Лисы, устоили свое жилье в брошенных деревенских хатах..
С десяток лет назад сюда завезли диких лошадей Пржевальского. Лошади дали потомство, и теперь гарцуют небольшими балетными группами по пять-шесть особей по заросшим полям зоны.
Весной к этим группам добавляются жеребята.
Тетерева токуют – незабываемое зрелище. Токуют там,  где еще недавно был крестьянский огород, и сохранился покосившийся плетень когда-то предохраняющий посадки от скота.
В пруду-охладителе станции, длинной около 20 км - живут двухметровые сомы. Весной, во время нереста, они покидают излюбленные омуты и барражируют вдоль береговой зоны в поисках добычи. Их промысел – нерестящиеся голавли и красноперки. 
Майские жуки  мириадами падают с веток деревьев в воду. Лакомство для голавлей и птиц.
Черные аисты  обустраивают гнезда на столбах. Соколы - на балконах высотных домов в городе призраке Припять.
Сюда же, в этот  мертый город забредают по ночам в поисках корма кабаны-секачи, а иногда дорогу, что ведет из города к серому бетонному саркофагу Четвертого атомного реактора,  неспеша пересекают благородные олени. 

Новый саркофаг

 В начале 2000х было достигнуто соглашение Украины и французской фирмой Novarka о  строительстве нового  саркофага вокруг 4-го реактора.
Сооружение стальной конструкции 190 на 200 метров, должно начаться в блиюайшее время. Авторы проекта надеятся, на принципиальное согласие на съемки всех участвующих в строительстве сторон. В этом случае наиболее зрелищные этапы возведение  уникальной арочной конструкции станет еще одной визуальной линией  картины.

Гробки

Весной на территорию зоны в один день приезжают сотни бывших жителей этих исчезающих деревень.
По славянскому обычаю – Гробки – день ухода  за могилами и общения с мертвыми.
В этот день навещают  могилы близких и наши герои – Иван и Евдокия.
Этот день, нарушающий тишину зоны, станет кульминацией картины.
Люди  высаживают цветы, убирают  прошлогоднюю листву с могильных холмиков.
Потом пьют водку, едят, говорят и вспоминают, и молчат, и плачут, и опять пьют.
И непременно украшают могилы украинскими рушниками или цветными гирляндами.
Праздник заканчивается и эти рушники, и эти гирлянды остаются на весь год, до следующих Гробков.

Как

- Иван и Евдокия, снятые в течение года методом кинонаблюдения в традиции «direct documentary» (непредсказуемые и неконтролируемых авторами события и поведение героев); в этой же стилистике будут сняты батюшка, приезжающие хасиды, продавец автолавки – все персонажи «второго ряда».
- животный и растительный мир (в т.ч. покадровые съемки роста растений), снятый несколькими специальными группами работающими в сотрудничестве с зоологами и биологами. Подводные съемки ( подводные роботы ) и ночные съемки с применением инфракрасной оптики.
- исчезающая рукотворная природа в Зоне - дома, деревни, улицы, деревенские кладбища, закрытые и распадаюшиеся на части заводы, памятники, антенны станции космического слежения, кладбища  в деревне Рассохи  занятой на ликвидации аварии  и т.д. – будут сняты с применением Steadycam, операторских кранов, вертолетов с гироскопическими приспособлениями для камеры и с помощью небольших воздушных шаров.
Цикл – с весны до весны будет четко прослежен во всех трех составляющих фильма. 
Временное пространство фильма должно делиться на три примерно равные части: Иван и Евдокия, животный мир, исчезающая рукотворная "природа".

Объем фильма.

90-100 минут.

© 2007 Sergei Bukovsky & Andrei Zagdansky

 

 

Съемочная группа 

Проект Сергея Буковского и Андрея Загданского

       

Можно писать нам:
info@azfilms.us

Или же можно написать Андрею:
andrei@azfilms.us

Еще одна возможность:

1.201.947.7755 10am - 5pm EST 

Пожалуйста, никогда не посылайте нам никаких материалов, если у нас не было с вами предварительной договоренности.

Спасибо.